Ярославцева Татьяна Анатольевна — педиатр, гомеопат


Радуюсь тому, что «мои мамочки» рожают не только второго, но и третьего и даже четвертого ребенка. При этом радость материнства не омрачена болезнями детей.

Моя мечта детства была стать доктором. Я люблю маленьких детей. Поэтому я выбрала факультет педиатрии. После окончания нашей медицинской академии я проходила интернатуру в Тамбовской областной детской больнице в грудном отделении, потом в тамбовской детской поликлинике в катамнезе, работала с новорожденными, прошедшими реанимацию. Только после этого я пришла в гомеопатию, но даже здесь, в центре «ПРАНА» моя работа связана в основном с маленькими детишками, как правило, до 5 лет. И мне это очень нравится.

В гомеопатию, кстати, меня привёл ребёнок, мой собственный. Он страдал бронхиальной астмой, обычные методы, к сожалению, нам не давали результата. Только когда я с семьёй переехала в Воронеж, справиться с болезнью помогли местные гомеопаты. Меня настолько заинтересовал нетрадиционный метод лечения, что я решила развиваться как врач в этом направлении. Лечить маленьких деток мне особенно в радость.

 

Сейчас, работая в центре «ПРАНА», я постоянно принимаю участие в обучающих семинарах, обмениваюсь опытом с коллегами. Но гомеопатия сама по себе не подразумевает новых методов, изучаются уже накопленные знания. Вот то, что в науке есть на данный момент, это и есть классическая гомеопатия. Новым в гомеопатии сейчас называют комплексные препараты общего действия, включающие несколько средств разного действия, но я не сторонница их использования. Обычно эти препараты рекомендуются врачами, не владеющими методами гомеопатии, в качестве комплиментарных или используются пациентами самостоятельно после прочтения инструкции по применению. Так как эти средства не прописываются специалистами на основании анализа выявленных проблем, то пациенты часто разочаровываются как в препаратах, так и в гомеопатии в целом. Ведь эффект лечения комплексным  препаратом зависит от его состава. Если нужного вам компонента в составе нет, то лекарство не поможет, или поможет, но чуть-чуть. Результат будет, когда классический гомеопат подбирает конкретное лекарство в соответствии с симптомами пациента. Поэтому я придерживаюсь классических методов гомеопатии, которые дают реальный результат.

Я пока ещё молодой врач, поэтому каждый результат, каждый здоровый ребёнок для меня личное достижение. Радует, когда маленькие детки с диагнозами «сахарный диабет» благодаря лечению методом гомеопатии, приёму правильно подобранных препаратов месяцами обходятся без инсулина. Это радует нас и ошеломляет докторов в диспансерах. Они начинают предполагать, что, возможно, это был не сахарный диабет, что изначально болезнь была определена неверно. Но если до прихода в «ПРАНУ» ребёнок лежал в больнице с высоким показателем глюкозы и диагнозом “сахарный диабет первого типа”, а после лечения обходится без инсулина – это наш реальный результат.

Победить такую серьёзную болезнь для меня действительно достижение. Когда дети приходят с бронхиальной астмой, аллергией — это для меня как гомеопата уже простые случаи, они щёлкаются как семечки. Но независимо от сложности болезни, пожалуй, радость работать со всеми детьми одинаковая. Как бы там ни было, но детей лечить мне нравится всё-таки больше, чем взрослых, хотя это временами сложнее. Потому что ребёнок не может рассказать ничего, особенно если ему нет ещё и трёх лет. Да, он может пожаловаться на животик, но он не сможет рассказать, какая боль, откуда она идёт. Поэтому как врач я очень плотно работаю и с родителями. В частности, при проведении индивидуального опроса. Ведь чем больше они расскажут о своём ребёнке, тем эффективнее получится подобрать препарат. И для врача-гомеопата важны не только клинические проявления заболевания, но и психическое состояние ребёнка: какая в семье царит атмосфера, как ребёнок спит, чем питается, какие игры любит.

Я нашла себя в гомеопатии. Мне близки методы лечения, радует то, что вкусные препараты нравятся детям. Я счастлива, что работаю с детьми, поэтому я буду развиваться в этом направлении. Мне предлагали вернуться в классическую педиатрию, но я буду работать только здесь.